Про современный институт инфорэкета

Пожалуй, все хотя бы раз наблюдали ситуацию, когда школьный хулиган, ещё минуту назад дерзкий и задорный, сбегал в слезах после получения сдачи и приводил на место «битвы» облечённого властью взрослого. То есть – жаловался, мгновенно перестроившись из агрессора в жертву: всё по созависимой «треугольной» классике Берна-Карпмана. Но если посмотреть шире, хулиган умело использовал в своих интересах бездушную мощь карательных институтов общества.

В «святые девяностые» XX века в России наблюдался бум на хамские преследования из уст журналистов и иных «лидеров мнений». Такие атаки всегда увязаны с родом занятий жертвы и спонсируются людьми, которые хотят, чтобы жертва что-то прекратила делать. Или покинула место, которое занимает.

Сейчас голословные обвинения ещё фабрикуются, но с ними стало сложнее: можно оперативно получить судебный иск за диффамацию. На смену пришёл подход «информационного рэкета», основанный на технике вывода человека из равновесного состояния в аффект, в котором тот сделает одну или несколько роковых ошибок.

Так в современный мир для решения сомнительных вопросов пришли «юристы» сомнительного же характера, когда они не судятся по основному делу, а стараются поймать жертву на небольшой, но неприятной по последствиям ситуации. Например, на публичном оскорблении и нанесении телесных повреждений. После этого жертва попадает в зависимость от «хулиганов», и уже они, предлагая отозвать свои обвинения, начинают «договариваться» по своему основному заказу. Заодно могут и разгромный ролик на Ютуб запилить.

Особенности информационных атак:

🟩Массовость. Атакующие работают группой, что создаёт высокое психологическое давление, безопасней в случае реальной драки, а также даёт ценных «свидетелей».

🟩Внезапность. Жертве не дают подготовиться. Команда вваливается в нужное им время и с порога начинает громко нарушать все мыслимые и немыслимые границы. Но – не распускает руки, разве только может облить водой или бросить в лицо бумаги.

🟩Максимальная фиксация процесса. Современные инфогопники могут иметь аж по несколько камер на одного человека. Цель – записать максимум материала со всех возможных ракурсов, он будет отредактирован и использован против жертвы. Лишнее они потом вырежут, а доказывать «кто начал» – отдельная спортивная дисциплина.

🟩Провоцирование конфликта. Один или несколько членов атакующей команды могут специально стоять в проходах, мешая движению жертвы или её сотрудников. Они очень хотят, чтобы их коснулись руками под видеозапись, так как на теле у них уже есть синяки, а наряд полиции по заявлению о применении насилия, скорее всего, уже едет.

Что противопоставить атаке:

🟩При подозрении на информационную атаку обеспечить максимальную аудио- и видеофиксацию: встать под камеры, запустить запись на телефонах. Полезно ориентироваться в законах, чтобы не разбираться в моменте, насколько это правомерно.

🟩Осознанность и холодный расчёт от вас и вашего окружения. Это категория личностного роста, в которой никогда не поздно профилактически расти.

🟩Чёткое понимание ваших целей и интересов в конфликтной ситуации. Вам может потребоваться не одну сотню раз внятно и неспешно проговорить, как именно вы видите разрешение конфликта. Если вы об этом не думали, легко сорваться на обвинения и уйти в аффект.

🟩В момент конфликта атакующие разогнаны психотехнологиями или «веществами». Их запала хватит на пару часов, потом спектакль сам начнёт затихать. Это время важно перетерпеть, сохранив конструктивность.

🟩Никаких физических контактов с атакующими. Если ситуация не позволяет, очень плавно протискиваться мимо с визуальным отсутствием контакта конечностями.

Помните, что в любой мошеннической схеме атакующая сторона пытается заставить человека сделать нужный ей шаг и получить над ним контроль. Исход ситуации остаётся в ваших руках.

Автор: Владимир Денисов, цифровой юнгианский аналитик
Специально для канала [Цифровой след здорового человека]

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

один × 5 =